Прошу прощения. Накипело...

Не знаете, как выбрать любимых внуков? Воспользуйтесь методом моей матери: роднее и любимее внуки, рожденные естественным путем. А мои кесарята — так, второй сорт.

Бомбит, невероятно бомбит. Я думала дело в том, что моя сестра — любимая младшая дочка. Ан нет, не угадала. Там внуки — плоть от плоти, рожденные в любви и согласии. А кесаревым сечением появляются дети, которые отказались появляться конкретно у этой пары родителей! И их, грубо говоря, заставили родиться. Поэтому я не могу считаться истинной матерью своих детей. Да-да, мама так и заявила. Где она подобного понабралась — кто ее знает.

А ничего, что я два года готовилась к родам: обследования, лечение болячек, витамины и гормоны, прописанные лечащим врачом? Это называется — осознанная беременность. Не спонтанно — контрацепция подвела, мужа удержать, случайный залет. Нет. Именно — осознанное решение стать матерью.

Зато дети сестры, зачатые в полупьяном угаре неизвестно от кого — любимые, желанные, кровные унучеки.

В первый раз я первый раз услышала от матери подобные рассуждения, когда она аргументировала свое желание написать завещание на мою сестру. Окей, твоя квартира — хоть черту лысому завещай, не мое это дело.

Но вот сейчас содержать маминых любимых внуков обязана я, почему-то. Та самая мать недовнуков. Изумительная логика: мои дети не имею права жить в лучших условиях, чем их двоюродные брат и сестра. Ведь те дети — родились естественным путем. Не то что мои.

Мне нельзя было самой рожать из-за миопии 3 степени. Наследственной, между прочим. И достался мне сей чудный дар от матушки. Папа у меня зрячий был. В смысле — единица/единица зрение.

Мой муж ржал, как ненормальный. Сказал, что моя мать переплюнула даже его мать, с ее заявлениями что «настоящие внуки лишь от дочери.»

Плевать. Мы любим наших детей. Не было у них любящих бабушек — переживем. Да и фиг с ним. На том и порешили. Старший ходил в государственный сад, младшего отдали в частные ясли и ударились в работу. Кушать хотелось не только хлебушек, а хотя бы намазанный маслицем.

Мужа повысили, я стала начальником отдела. Все это время, если наши с мужем матери нам и звонили, то лишь для того, чтобы мы помогли их настоящим внукам. А тут — раз, у нас и карьеры, и квартиры, недавно вторую купили, у каждого по машине. У детей есть няня. Та самая женщина, на встречу к которой они несутся радостными криками. Не бабушка, няня.

И тут-то наши дети на словах почти перестали быть недовнуками. Бабушки их лицезреть возжелали. Моему старшему — 10, дочке — 7. Бабушек, что одну, что вторую, они видели по разу. Дети их не знают и не помнят. Про любовь я молчу. Не так это работает. Нельзя прийти второй раз за 10 лет и сказать «Вы мои внуки и должны меня любить!» Доверие и любовь детей — хрупкая вещь, зарабатывающиеся годами.

Что моя сестра,что сестра мужа — разведенки. У моей сестры даже младший ребенок не от мужа рожден. Бывший супруг золовки тоже сейчас опровергает отцовство через суд.

Живут несчастные брошенки с нашими мамами. Денежек нет. Раньше-то мужья кормили-поили. А теперь мы с мужем, раз богатыми стали, должны сестричек и их детей поддержать да начать содержать. И ради этого моя мама даже готова была принять моих детей. И даже почти как внуков.

У мужа мама еще похлеще. Нашу вторую квартиру в дар его сестре и побыстрее, иначе мой муж не мужчина.

Ну нет, не сразу такие условия были. Сначала мама просто изъявила желание внуков увидеть, познакомиться. Ее «может, они ничем не хуже детей твоей сестры», я проглотила. В надежде, что оттает ее сердце и проснется бабушка. Знать бы, что это хладнокровный расчет, близко бы к ней детей не подпустила.

— А ты кто? — старший сын, загородив собой сестру, спросил у моей матери.

Она поджала губы и представилась бабушкой. Но!

— Называйте меня по имени-отчеству. Бабушкой меня зовут только кровные внуки.

На том наша дружба окончательно прекратилась. Дети были в шоке. Как сказал сын — не надо ему такую бабушку.

Мы решили переехать. На другой конец города. Бесстыжие такие, имели наглость расширить жилплощадь — продать нашу трешку и купить четырехкомнатную квартиру, вторую квартиру сдавая. Пока несчастные любимые внуки прозябают с матерями и бабушками в малоформатных двушках. Ай-яй-яй.

И ведь мама на полном серьезе звонила и жаловалась на несчастную жизнь ее истинных внуков. Сетовала, что мои дети такого не заслужили — я же не сама их родила. В вот те дети — да, несправедливые жертвы обстоятельств, достойные большего.

У мужа с семьей та же беда. Внуки от дочки — само провидение послало их на эту грешную землю. И дети от меня незаслуженно тратят ресурсы мужчины из их семьи.

Переехав, мы поменяли номера телефонов. Разорвать родственные связи было не страшно. Было бы что рвать. Несколько месяцев нас никто не беспокоит. Да даже если племянникам, что моим, что мужа, будет нечего есть, я не дам ни копейки. Пусть как истинные внуки, рожденные в любви и согласии, этой любовью и питаются.

То тут, то там всплывают дальние родственники. Они все пытаются воззвать к нашей совести. А нет ее. Как и у наших с мужем матерей.

Прошу прощения. Накипело.

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Загрузка...