«Смотрины». Рассказ

— Настя, просыпайся, опоздаем на службу, — произнесла Маргарита Павловна.

— Мам, можно я не пойду сегодня. Голова ужасно болит.

— Доченька, выпей таблетку и собирайся, — настаивала мать.

Настя тяжело вздохнула и пошлепала умываться. Это было правило их семьи: каждое воскресенье посещать церковь. И не важно, дождь, снег, ураган—нужно было вставать и идти. Маргарита Павловна растила дочь одна, воспитывала ее в полной строгости. Женщина никогда не рассказывала Насте об отце, будто его и не было вовсе.

«Как мне признаться в том, что я беременна? Ведь она никогда не поддержит меня и не поймет.

Более того, мать уверена, что у меня нет ни с кем серьезных отношений», — размышляла по дороге девушка.

— Настя! Скорее, опоздаем! Не пойму, что с тобой творится?!

— подгоняла женщина. — Еле плетешься!

— Мама, я не могу больше скрывать. У тебя скоро будет внук или внучка! — выпалила Настя.

— Какая внучка? О чем ты? — не поняла женщина.

— Мама, остановись и услышь меня. Я беременна!

Маргарита Павловна посмотрела испуганно на дочь и присела на скамейку. Женщина несколько минут переваривала информацию, не веря в происходящее.

— Кто он? — спросила безжизненным голосом.

— Не важно. Все равно он не признает отцовство, я не пара ему. Это только мой ребенок, — тихо произнесла девушка.

— Что значит не признает? Как ребенка заделать, то пара, а жениться—так не пара? Кто он? Отвечай! — строго спросила мать.

— Андрей. Мой одногруппник. У него очень влиятельные родители: отец работает в посольстве, и мать там же, в переводчиках. Они не позволят нам пожениться, да и я не люблю его...

— Мир сошел с ума! — произнесла Маргарита Павловна, закрыв лицо руками.

В тот день семья впервые пропустила воскресную службу. Домой возвращались молча. Маргарита больше не ругала дочь, она вообще не разговаривала с ней, делая вид, что не замечает Настю.

«Не думала, что мать так быстро успокоится», — радовалась девушка. Но уже на следующий день поняла, что сильно ошибалась. Маргарита Павловна с самого утра пришла в институт.

— Мама, зачем ты пришла? — подбежала испуганная Настя.

— Зови сюда своего ухажера. Разговор есть к нему.

— Мамочка, прошу, уходи домой. Не позорь меня! — чуть не плакала девушка.

— Это я позорю?! — Маргарита Павловна чуть не задохнулась от негодования. — Если ты сейчас не позовешь его, я иду прямиком к ректору. Будет грандиозный скандал! — пообещала женщина.

Настя понимала, что мать не шутит. Делать было нечего, пришлось позвать Андрея...

— Молодой человек! Я не буду многословной... Если ты не женишься на моей дочери, то я подыму на ноги все посольство, в котором работают твои родители, а если не поможет, то пойду дальше.

Поверь, у меня хватит сил уничтожить вашу семейку. Учись отвечать за свои поступки! Я не допущу, чтобы Настя стала матерью-одиночкой. Ты понял? — грозно спросила женщина.

— Понял, — опустил голову Андрей. — Я попробую поговорить с родителями...

— Попробуй, попробуй... А если не получится, то разговаривать буду я! — пригрозила Маргарита Павловна и ушла с гордо поднятой головой.

Женщина решила бороться за свою дочь до конца. Им и так приходилось несладко вдвоем. Настя — студентка, Маргарита Павловна — на пенсии. Так и выживали вдвоем на пенсию со стипендией, а тут еще и ребенок...

— Ну что? Добилась своего? Зачем ты угрожала Андрею? Он только возненавидел меня! — плакала Настя.

— Ничего. Его никто и не просил любить тебя. Главное, чтобы женился. Хоть поживешь как человек, в достатке.

Вечером позвонил Андрей.

— Маргарита Павловна? Я женюсь на Насте, не нужно никуда ходить, — фыркнул в трубку парень.

— Замечательно! Жду твоих родителей в следующую субботу! — произнесла довольная женщина.

— Зачем? — не понял Андрей.

— На смотрины пусть приходят! Обсудим свадебные вопросы. Что непонятного?

— Хорошо! — буркнул парень, бросив трубку.

В субботу Маргарита с самого утра хлопотала у плиты. Женщина не хотела упасть лицом в грязь перед сватами, поэтому приготовила множество разнообразных блюд, застелила стол праздничной скатертью и достала новый сервис.

Настя рыдала все утро и наотрез отказывалась общаться с будущими родственниками.

— Я не буду участвовать в этом спектакле! — заявила девушка.

— Как хочешь. Я и без тебя все улажу. Потом еще благодарить будешь!

В дверь позвонили, и Маргарита побежала встречать гостей. На пороге стоял Андрей с матерью.

— Добро пожаловать! — широко улыбнулась хозяйка. — Меня зовут Маргарита Павловна! Андрюша, а где твой папа?

— Мой супруг не намерен иметь дело с шантажистами и не желает присутствовать при нашей беседе! — произнесла мать Андрея. — Вам нужна роспись? Вы ее получите! Но никакой свадьбы не будет! И учтите, мы не желаем вас видеть в своем доме!

— Простите, как вас зовут? — спокойно спросила Маргарита. Женщина решила не поддаваться на провокации и держать себя в руках.

— Ольга Петровна! — недовольно фыркнула «сваха».

— Очень приятно! Нам необходимо успокоиться и поговорить. Пойдемте к столу, — пригласила женщина.

— К столу? Вы всерьез считаете, что я стану обедать в этом хлеву? — нервно засмеялась Ольга. — Говорите, что хотели. У меня нет времени на пустые разговоры.

Маргарита Павловна посмотрела в холодные, пустые глаза женщины, посмотрела на Андрея, который с безразличным видом рассматривал носок на своем ботинке, и поняла, что не сможет отдать свою дочь с внуком этим людям.

— Ничего не хотела. Не смею вас задерживать. Всего доброго! — улыбнулась женщина, открыв дверь.

— Ненормальная, как и твоя бесстыжая дочь! — покраснела от злости Ольга Петровна и выскочила из квартиры, потянув сыночка за рукав.

Маргарита присела на низенькую тумбу для обуви и тихо заплакала. Ей было очень обидно за себя, за Настю...

— Мама, что произошло? — растерянно спросила Настя.

— Все нормально! Смотрины не удались...Пойдем обедать, доченька. Я столько наготовила, на всю неделю хватит, — пыталась улыбнуться женщина.

— Мамуля, они обидели тебя?

— Да нет. Ты была права, вы не пара с Андреем. Ты у меня добрая и порядочная, а он черствый и бездушный человек. Не нужно тебе связывать свою судьбу с этим человеком.

— Как? Ты же боялась, что люди будут говорить обо мне всякие гадости... — недоумевала Настя.

— А что люди? Поговорят да и успокоятся. Людей много, а ты у меня одна, — Маргарита обняла дочь и погладила по голове как когда-то в далеком детстве. — Ничего, дочка, справимся!

© Милана Лебедьева

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Загрузка...