Трудяжечка

Работала у нас пожилая акушерка Мария Михайловна. Типичная такая бабушка-повитуха, которая в училище ещё при Сталине училась, зато весь район через её руки родился. Отличный специалист, но выпить очень любила.

А нам тогда всем спирт выдавали для медицинских нужд. Так она перед ночным дежурством одним махом выпьет свою дозу и пойдёт гулять по стационару, выпрашивать. Кто-нибудь ей ещё отольёт, чтоб не цеплялась. Мария Михайловна и этот спирт уговорит. Поболтает с санитарками о жизни и идёт в кабинет заведующей спать. Заведующая ей первая приятельница была. Они вместе лет двадцать отработали.

И вот как-то вечером Мария Михайловна эту процедуру в очередной раз совершила и затихла. А я работаю. Привезли из дальней деревни девочку с бронхитом, надо осмотреть, в палату до утра устроить, мать успокоить. А там ещё кто-то приехал. Завозилась короче до полуночи.

Подходит ко мне моя патронажная сестра, говорит:

— Ольга Анатольевна, Мария Михайловна как в кабинет зашла, так и звука не подаёт. Как бы чего не вышло. Женщина в возрасте, диабет у неё, выпила лишнего. Помрёт ещё.

Стучу в кабинет, ручку дергаю – заперто. А из-за двери тишина. Ни вздоха, ни храпа, ни шороха.

Испугались. Стучим, стучим – не отзывается. Уже и за санитаром позвали, чтоб дверь выбил. И тут скрип кушетки.

— Людка, это ты?

А Людка – это заведующая, Людмила Павловна. Моя медсестра возьми, да и ответь.

— Да, Михайловна, я это. Открывай.

— А я тут села истории писать. Всё пишу и пишу, не слышу, как ты стучишь.

Повернулась и захрапела на всё отделение. Ну, слава Энгельсу, живая.

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Загрузка...