Монахиня

Над деревней задребезжал розовый рассвет. С озера веяло свежей прохладой, над водной гладью собралась дымка. Все живое пробуждалось, после темной ночи.

В лодке сидела влюбленная пара. Молодые люди были чем-то опечалены, их не радовал ни новый день, ни красочный рассвет...

— Лиза, два года, это совсем мало! Вот посмотришь, как быстро пролетит время. Мне и самому тяжело оставлять тебя одну, но что поделаешь? Служба есть служба! — произнес Петя.

— Да понимаю я все! Что ты уговариваешь меня как маленькую. Просто как представлю нашу разлуку, сразу плакать хочется... — девушка отвернулась, и вытерла украдкой слезу.

Петру, и самому хотелось расплакаться. Но он был мужчиной и не мог себе позволить такую слабость. Парень смотрел на свою невесту и не мог налюбоваться.

Белокурые локоны красавицы, спадали на плечи, а, в небесно-голубых глазах, можно было утонуть. В них отражались легкие облака, и яркие звезды. Елизавета была очень красива, от этой неземной красоты, захватывало дух и сердце вылетало из груди.

«Как же мне оставить ее? А вдруг не дождется меня. Вон, сколько вокруг нее мужиков увивается...» - тяжело вздохнув подумал Петро.

— Лиза, поклянись, что будешь ждать меня! — произнес неожиданно.

— Конечно. Почему ты так плохо обо мне думаешь? — удивилась девушка. — Разве я давала повод, не доверять мне?

— Нет... Просто ты так красива, а вокруг сколько парней...

— Меня не интересуют другие. Пойми, я всегда буду любить только тебя! — произнесла Лиза и обняла жениха.

В тот же день Петро уехал. Девушка погоревала несколько дней, а потом взяла себя в руки и стала жить привычной жизнью.

— Лизонька, пошла бы с девчатами на озеро или в кино вечером сходи, — произнесла мать девушки, Татьяна.

— Не хочется мне нечего... Дома лучше побуду, — тяжело вздохнула красавица, и пошла в дом.

— Сдался тебе этот Петро! Он никогда не нравился мне. И родители у него любят выпить. Ты у меня такая красавица, нашла бы себе кого-нибудь посерьезнее да побогаче! — рассуждала женщина.

— Мама, зачем такие слова говоришь? Мне не нужен никто другой! — обиделась Лиза.

— Живи как знаешь! — махнула рукой Татьяна.

На самом деле, семья у Петра была нормальной. Отец работал трактористом, мать — с утра до ночи трудилась на ферме ветеринаром. Просто их семьи враждовали очень давно. Лиза сама не знает, какая кошка пробежала между родителями Петра и ее родными...

Недолго думая, девушка решила сходить к Анне Никитичне, матери Петра. Мало ли, может у нее какая-то весточка есть от сына... На душе у девушки почему-то было тяжело и не спокойно.

— Чего пришла? Забудь о Петьке! Не любит он тебя и никогда не любил! — рявкнула мать Петра.

— Анна Никитична, зачем вы так? Что я сделала вам плохого? — заплакала от обиды Лиза.

— Ты то может и ничего... А вот мать твоя, давно у меня поперек горла стоит! Ненавижу всю всю вашу семейку! Убирайся вон отсюда! — кричала Анна на весь двор.

Лиза развернувшись, ушла ни с чем домой. Девушка оказалась меж двух огней, и очень ждала возвращения Петра. Примерно через месяц, Анна Никитична, сама пожаловала к ним в гости.

— Здравствуй, Елизавета дома твоя? — спросила у Татьяны.

— Дома. А тебе зачем она? — удивилась Таня.

— Весточка у меня есть для нее от Петра.

Лиза слышала весь разговор, и была приятно удивлена, что наконец-то женщины нормально общаются. Девушка выбежала из дома, и бросилась к Анне Никитичне.

— Какая весточка? Он написал вам? Почему мне не пишет? — спросила Лиза.

— Вот. Читай. Сама все поймешь! — Анна протянула девушке письмо.

Елизавета взяла дрожащими руками конверт, и вытащила из него письмо.

«Здравствуйте дорогие родители! Служба у меня проходит нормально. Скучаю за домом, за своими друзьями. Мама, у меня к тебе просьба. Сам не могу решиться написать... Скажи пожалуйста Лизе, чтобы не ждала меня. Я встретил и полюбил очень хорошую девушку. После этой встречи, я понял, что Елизавету никогда не любил. Это было обычное увлечение. Домой скорее всего возвращаться не буду, останусь здесь, с моей единственной и ненаглядной Ниной. Целую. Петро.»

Лиза застыла в оцепенении, затем, бросив письмо на землю, убежала в дом. За ней бросилась мать.

— Я же говорила! Сколько раз предупреждала! Ничего, поплачешь немного, успокоишься, и найдешь себе достойного парня! — спокойно произнесла Татьяна.

Лиза рыдала белугой на кровати. Девушка никого не видела вокруг себя и не слышала. Вечером, зашел отец девушки. Он не мог спокойно смотреть на страдания любимой дочери, и был вне себя от злости.

— Вот паршивец! Ну я покажу ему! Пусть только приедет! Доченька, брось так убиваться за ним.

Если он так поступил с тобой, то недостойный человек и не стоит твоих слез! — пытался утешить дочь Михаил.

А на следующий день, всю деревню всколыхнула другая новость. Лиза ушла в монастырь, который был расположен в нескольких километрах от села. «Не ищите меня, и не пытайтесь вернуть. Мое решение обдуманное и осознание.» — оставила записку родителям.

Расстроенная Татьяна, только вечером увидела записку дочери. Они с Михаилом, бросились в монастырь за дочерью. Но, настоятельница монастыря, не пустила их в обитель.

— Ваша дочь пришла по своей воле к нам. Если захочет, то по своему желанию и уйдет. Силой мы никого не держим! Елизавета готовится к вечерней молитве, и никого не желает видеть, — произнесла игуменья, и закрыла перед ними тяжелую дверь.

Татьяна с Михаилом, ушли ни с чем. Родители надеялись, что вскоре у дочери пройдет временное помутнение разума, и она вернется домой. Но, время шло, а Елизавета не спешила возвращаться.

Таня решила еще раз съездить к дочери, но женщину не пустили на порог, сказав, что Лиза не хочет никого видеть из мирских.

— Это все мы виноваты! — плакала женщина. — Зачем мы сделали это? Вот, господь и наказал меня!

— Что сделали? — не понял супруг. — Танюша, ты о чем?

— Мы с Анной, сами написали письмо от Петра, и вручили Лизоньке. Ведь я хотела как лучше! Не пара ей этот Петька! — рыдала женщина.

— Жаль, что ты не мужик! Сейчас бы врезал тебе с удовольствием! — рявкнул Михаил. — Чего же ты сидишь? Иди к дочке, рассказывай всю правду, да прошение моли у ребенка! Бестолочь! — сплюнул Михаил, и ушел из дома.

Таня и рада была рассказать дочке всю правду, да только не хотела Лиза видеть ее. Как будто чувствовала, что это мать разрушила ее судьбу.

А тем временем, Лиза уже почти год была в монастыре. Сестры внимательно приглядывались к ней все это время. Матушка — игуменья, считала, что у Елизаветы временный порыв желания, уйди от мирской жизни, и посвятить себя Богу. Но сейчас поняла, что желание девушки твердое и искреннее.

Лиза целыми днями молилась вместе со всеми, а в свободное время читала духовную литературу. Поначалу, девушку оставили пожить в качестве паломника, а сейчас, настоятельница решила готовить ее в послушницы монастыря.

То, что девушка практически не разговаривала ни с кем, мало кого беспокоило. Главное, что она усердно молилась и не нарушала уставы монастыря.

Тем временем, из армии вернулся Петро. Парень знал о случившемся. Знал и то, что его мать была в сговоре с матерью Лизы. Вечером, к нему пожаловал отец девушки.

— Видишь, сынок, что эти безмозглые бабы натворили в твое отсутствие... — тяжело вздохнул Михаил. — Я несколько раз ездил в этот монастырь, но меня так и не пустили к дочери. Складывается впечатление, что они ее силой удерживают.

— Сейчас самое главное, увидеться с Лизой. Мне нужно рассказать ей правду! Только как это сделать? — произнес Петро.

— Боюсь, как бы поздно не было. Постригут ее в монашки, и все... уже ничего не изменишь, — сказал Михаил.

Петро побледнел, и стал быстро собираться.

— Я даже не подумала о таком развитии событий. Только время зря терял, придумывая план, как попасть в монастырь. В общем, я иду туда и не уйду, пока не увижусь с Лизой. Не в тюрьме же она в конце концов! — твердо заявил Петя.

— С Богом, сынок! Надеюсь, у тебя все получится! — прослезился мужчина.

Петро как и обещал, не ушел от монастыря. Естественно, его никто не пустил в обитель, но парень твердо стоял на своем. Он так и остался ночевать под воротами монастыря. Утром, к нему наконец-то вышла настоятельница:

— Что же вы не отстанете от нее никак? Елизавета, решила посвятить свою жизнь Богу, нравится вам это или нет, но это ее добровольное решение!

— Умоляю вас! Только выслушайте меня, а потом сами решайте, — воскликнул в порыве Петро, и рассказал матушке всю правду.

— Вон оно что? Как же родная мать могла так обидеть свою дочь? За что?

— Я не скажу вам этого, потому, как сам не пойму. Враждуют они давно с моей мамкой. Вроде, мужика какого-то смолоду не поделили, а мы с Лизой, страдаем из-за этого...

— Хорошо. Я позволю тебе поговорить с Елизаветой. Но предупреждаю сразу, девушка очень изменилась, поэтому, будь готов к любому ее решению, и не пытайся давить на нее. Я буду присутствовать при вашей беседе. Прости, но так положено.

Игуменья, провела парня в келью, предназначенную для встреч, и велела ждать. У Петра буквально вырывалось сердце из груди, он надеялся, что Лиза увидит его и бросится на шею от радости.

Петро не сразу узнал свою невесту, когда та вошла в келью с настоятельницей. Взгляд девушки был каким-то безжизненным и поникшим. Парень по инерции хотел бросится к Лизе, но матушка остановила его.

— Елизавета, этому человеку, необходимо рассказать тебе правду, о которой ты не знаешь. Выслушай его, и прими должное решение. Слушай свое сердце, оно подскажет тебе правильный ответ! — произнесла настоятельница и села на скамейку.

Петро долго рассказывал Лизе, о коварном обмане и сговоре, который совершили их матери. Он напомнил девушке, что всегда любил только ее одну, и никакой другой, ему не нужно. Лиза слушала молча, опустив голову и без каких либо эмоций. За все время, она даже не глянула в сторону Петра.

— Что скажешь, Лиза? Мне кажется, что ты не завершила свои мирские дела... — спросила настоятельница.

— Я не знаю. Я ничего не знаю... — Лиза заплакала, закрыв лицо руками.

— Лиза, я умоляю тебя! Не делай глупости! Ведь я не смогу без тебя. Хочешь, я стану на колени? — произнес Петр.

Матушка остановила его и попросила помолчать:

— Иди, и жди у ворот. Не дави на нее.

Петро опустил голову, и вышел из кельи. Те минуты, которые он провел у ворот, показались ему вечностью. Наконец-то, скрипнула дверь из которой вышла настоятельница, а за ней Лиза...

— Береги ее! Это очень чистая девушка, не нужно ее обижать. Мне жаль, что она не стала монахиней. Сердце ее не свободно, она не может пока оставить мирскую жизнь.

— Спасибо вам за все, матушка! — произнесла Лиза.

— Иди с миром, дочка. И если кого-то захочешь вернуться к нам — милости просим! Для тебя наша дверь всегда открыта!

— Нет, нет. Она не захочет! — произнес Петя, и взял девушку за руку.

— Куда мы пойдем? Я не хочу возвращаться к матери... — сказала Лиза.

— Может простим их? Твоя мать сполна заплатила за свой поступок. Даже отец твой ушел от нее.

Честно говоря, на нее жаль смотреть...

— Хорошо. Пойдем домой! — произнесла Лиза.

Парень крепко держал ее за руку, как будто боялся, что она куда-то исчезнет...

— Пообещай мне, что никогда не вернешься туда, и не станешь монахиней. Я не переживу этого!

— Обещаю! — прошептала Лиза.

© Милана Лебедьева

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Загрузка...