Случай в сельском магазине

Ее звали Марья Алексеевна, а его Ринат Заянович. В нашей маленькой деревушке, в которой летом бывала на каникулах, Марья Алексеевна, шестидесятилетняя, но еще моложавая дама, появилась неожиданно. Купила избушку и поселилась в ней одна. Поговаривали, что все нажитое детям и внукам оставила, а сама приобрела дешевый домик.

В деревне был единственный магазин, на небольшой площади которого на полках лежали продукты, а в другой стороне разместились промтовары, — в основном самое необходимое. Марья Алексеевна в магазин и устроилась вместо бывшей продавщицы, переехавшей в другое село.

Изысканными манерами она не обладала: голос грубый, внешне женщина крупная с широкой спиной. Доброго слова от нее тоже не дождешься. Деревенские поначалу присматривались, подозревая, что дефицитные товары под прилавок прячет. Но продавщица командным голосом отвечала: — Вы что, ревизия? Вы мне все не указ.

А если деревенские бабоньки шуметь начинали, то Марья могла всех перекричать: — Цыц, я сказала, разгалделись тут. У меня может давление двести двадцать, а вы орете.

— Ой, не смеши ты нас, было бы двести двадцать, не стояла бы тут.

Но Марью ничем не пробьешь, жестко держала свою торговую линию обороны.

Мужиков в деревне было немного, да и в магазин они ходили редко, в основном женщины покупали хлеб, сахар и все остальное, выполняя, в том числе и заказы мужей. А вот Ринат Заянович, приезжий татарин, появившийся в деревне пару лет назад и живший одиноко, ходил в магазин два раза в неделю: хлеб, спички, соль, сахар, консервы и еще что-то для хозяйства брал. Лет ему уже было шестьдесят семь. Говорили, что семья у него была раньше, да овдовел, а сыновья давно погибли, вот и сбежал подальше в глушь.

Человек он был спокойный, неразговорчивый, даже угрюмый, — ребятня прозвали его «тюбетейкой».

Так вот пришел Ринат в магазин, а там Марья Алексеевна, как гора над прилавком навалилась, очки на кончике носа, на крашеных седых волосах белый, накрахмаленный чепчик в виде короны, на губах помада морковного цвета, — в общем, примадонна продаж, да и только.

Увидел спокойный Ринат возвышающуюся над прилавком, как Пик Коммунизма, Марью, и забыл, зачем пришел, — растерялся, потому как вид у продавца слишком угрожающий.

— Ну? – пытливо уставилась на него Марья. – Брать что будем?

— Ринат пытается сказать, зачем пришел, но слов подобрать не может. – Слон там, слон, — пробормотал он.

— Чего-оо? – Марья прищурила глаза. – Где ты тут слонов видишь? Залил шары и в магазин! А ну, сматывайся отсюда к своим слонам.

«Тюбетейка» совсем растерялся, — так с ним еще никто не разговаривал. – Ну чего стоишь, проваливай!

— Какой женщина грубый, — сказал ей Ринат Заянович.

— С вами злыднями только так и надо, — нашлась, что ответить Марья.

Ринат с пустыми руками уходить не собирался. Он махнул рукой на хлеб и показал на пальцах, что две булки ему. Марья подала. Потом он стал осматривать полки, выискивая что-то еще.

— Ну чего тебе еще, говори, или так и будешь мычать?

У мужика, видно напрочь из головы вылетело, как называется то, зачем пришел.

— Там слон, со слоном надо, — снова начал говорить загадками покупатель, — всегда его пью.

И тут до Марьи дошло: она вытащила из-под прилавка пачку индийского чая со слоном. – Чай что ли?

Ринат от радости закивал, трясущимися руками открыл кошелек. Реакция Марьи была для него удивительной: она расхохоталась.

— Ну, надо же, а я-то думаю, какие слоны? Так ты что же забыл, что чай называется чаем?

Ринат уже перестал обижаться на грозную продавщицу и тоже рассмеялся.

— Ах, ты ж, мил человек, что же это тебе память отшибло.

— Бывает, — ответил добродушно татарин.

Марью настолько этот случай выбил из привычной колеи, что она вдруг расплылась в улыбке, которой раньше никого из деревенских не одаривала.

— А я, представляешь, — уже по-свойски сказала она Ринату, — однажды очки потеряла, все обыскала, а они у меня в кармане оказались, — Марья снова громко рассмеялась. – Ну, будь здоров, пей свой чай со слонами. Я тоже ведь чайком люблю баловаться, да еще с вареньем.

Ринат как-то обмяк, напряжение прошло, он уже разговорился, правда, с трудом подбирая слова. Потом попросил свешать карамели «клубника со сливками».

— Ой, я тоже такую люблю! – обрадовалась Марья.

Ринат разделил кучку конфет напополам и отодвинул вторую половинку Марье Алексеевне.

И тут продавщица совсем растаяла, поправила свой чепчик на голове: — А у меня дома варенье клубничное есть, я тут недалеко живу, хочешь, приходи в гости. Ты же вроде один живешь?

Ринат кивнул, попрощался и довольный пошел к выходу.

***

Как они сошлись, никто из деревенских понять не мог, — абсолютно два разных человека, два разных характера. У них общее только лишь одно: оба чай любят, каждый вечер чаевничают, да разговоры ведут.

Ринату теперь было кому еду готовить, а Марья с покупателям добрее стала. Вот тебе и слоники!

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Загрузка...