Взрослые несчастные дети

Танька всегда была очень внимательна к старикам. В магазинах помогала им сложить покупки в пакет или забирала корзину, чтобы понести, если она тяжелая, а потом провожала до дома. Останавливалась на улице, когда видела пожилого человека, стоящего и смотрящего по сторонам — спрашивала, не нужна ли помощь. И ее обожают все пожилые соседи нашей парадной — поздоровается, спросит о здоровье, придержит дверь.

В нашей парадной живет одна бабулька. Я помню ее всю свою жизнь. Марианна Викторовна. Она была пенсионером, когда я родился. Сейчас ей 94 года. Очень бодрая и вредная старушка. Вот из тех, про кого говорят «бабки на скамейке, всех обсуждающие». Она была очень добра, когда я был маленьким. Когда вырос, уже частенько слышал «ууу, вырос обалдуй» в спину. Когда погиб отец (он был участковым), она меня стала говнять. Еле уворачивался от ее «какое говно у такого хорошего человека выросло». Я поначалу старался восстановить добрососедские отношения. Приносил ей печеньки, в аптеку за лекарствами гонял.

Печеньки, пирожки и лекарства ей сейчас носит Танька. Если я у Марианны Викторовны «говно», как впрочем все вокруг, Танька у нее «Зайчик». Я к этой беготне относился скептически, потому что знал, что рано или поздно старушенция крутанет финт. Но все было замечательно.

— Ты что так рано встала? — спрашивал я.

— Марианне Викторовне надо помочь прибраться, я сейчас ей быстренько полы помою, приберусь, и на учебу.

— Танечка, — говорил, — Ты бы завязала со своей благотворительностью, пока не огребла.

— А что такое?

— Ну меня, например, эта старая сука обвинила в воровстве, — сказал и ждал реакции, довольный. Думал, сейчас она призадумается и немного охладит свой пыл.

— А, меня тоже обвиняла, — отмахнулась Танька.

Я офигел.

— И что ты сделала?

— А ты?

— Я стоял как обосранный, деньги отдал. Сделал выводы и не помогал больше. Ну ее нахрен. Она не в себе.

— Понятно. Я ее в угол поставила.

— ...?

— Отчитала как маленькую.

— ...?

— Саш, старики — это те же дети. Они проверяют твои границы. Можно тебя прогнуть или нет? А что будет? Иногда просто из интереса. Главное — помнить, что ты — главный. С детьми все просто — ты старше. Со стариками — надо вести себя как опекающий, как кто-то выше, главнее. Ты им нужнее, чем они тебе. Если это помнить, все будет просто. Марианна Викторовна — отличная бабуська.

— Так что ты сделала?

— Отчитала. Сказала, ай-яй-яй! Как вам не стыдно! Да как можно! Вот чек, вот денежка. Еще один раз, и я не буду приходить в гости.

— И что, прокатило?

— Я была очень убедительна. Нужно строго говорить. Как воспитательница. Марианна Викторовна очень слабенькая, как пятилетняя детка. Для нее это игра. Для многих стариков это игра. От нефиг делать. Нужно помнить, что это — дети. Взрослые несчастные дети.

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Загрузка...