Здравствуй, моя королева!

Удивительный дом был у деда Ивана Петровича. Который по утрам вставал рано и, позавтракав хлебом и крепким чаем, садился писать книжки.

Каждое утро Галя шла к соседу Ивану Петровичу, и Галина мама, отправляясь на работу, была спокойна за дочь, потому что сосед был человеком добрым и хорошим.

— Здравствуй, дедушка Иван Петрович! — говорила Галя, и сердце ее начинало радостно прыгать в предчувствии интересного дня.

— Здравствуй, моя королева, — отвечал ей дед и сообщал: — Сегодня, моя маленькая подруга, я дам тебе книгу про Дюймовочку. Это удивительная книга о добром маленьком человеке. Я хочу, чтобы ты стала такой же, как этот человек.

Галя брала книгу и уходила в волшебную разноцветную страну, а дед Иван Петрович садился за стол и продолжал писать, изредка поглядывая на золотую головку, склоненную над книгой. Взгляд его был теплым и грустным. Может быть, он видел в Гале будущую красавицу с нежными глазами и добрым сердцем? А может быть, вспоминал свою взрослую дочь, которая жила далеко и много лет не писала ему писем? Кто знает...

Когда часы стукали один раз, дед вставал из-за стола и говорил:

— Ну, что, моя королева? Будем обедать?

— Обедать, обедать, — радовалась Галя совсем не потому, что хотела есть, а потому, что за обедом дед Иван Петрович будет рассказывать какую-нибудь удивительную историю.

Она торопилась сесть за стол, а дед Иван Петрович долго мыл руки и лицо, медленно вытирал их и томил Галю. А потом начинал рассказывать про давнюю юность, про далекие моря, про страшную войну и хороших людей... Однажды они уселись обедать. Галя ждала, а дед Иван Петрович молчал и ничего не ел.

— Дед Иван Петрович, — спросила обеспокоенная Галя, — ты не заболел ли? Может быть, у тебя грипп или ангина?

— Нет, королева, — задумчиво ответил дед, — у меня не грипп и не ангина. Скоро мне будет семьдесят лет, а это очень много...

Галя в уме посчитала, что ей всего девять лет, и сразу поняла, что семьдесят — это действительно много.

— Каждый человек за свою жизнь должен написать книгу о времени, в которое он живет, родить ребенка и посадить дерево. Когда скоро семьдесят, то думаешь об этом, — продолжал дед.

— Дед Иван Петрович, но ведь ты написал много книг и народил дочку.

— Я не посадил ни одного дерева, королева!

Галя сразу поняла, отчего он был сегодня такой грустный. Дети и старики почему-то всегда понимают друг друга. Быть может, потому, что они чисты сердцем?

— Давай поедим картошку, выпьем молока и пойдем сажать дерево, — предложила Галя и заторопилась.

— Сейчас не время, королева. Когда наступит осень и упадут дожди, земля станет мягкой и прохладной. Тогда надо сажать дерево.

— А где ты возьмешь его?

— Привезу из дальнего заповедника.

— Заповедник-то — это где редкие звери и деревья?

— Да, королева.

— А какое редкое дерево ты привезешь? — спросила Галя, и ее маленький нос в золотых веснушках задрожал от любопытства.

— Я привезу голубую ель.

— А разве ели бывают голубые?

— Бывают. Это удивительные деревья. Их сажают в память о хороших людях. Они торжественные и немного сказочные.

Галя подросла и стала собираться в школу. А дед Иван Петрович еще больше побелел и отправился в дальний заповедник.

Галя скучала по деду и каждый день после школы бегала к его дому, но на двери висел замок. Однажды еще с дороги Галя увидела распахнутую дверь и стремглав побежала и повисла на шее деда, обдав его сладким детским ароматом.

— Смотри, королева. Вот она, голубая ель, — сказал дед, поцеловав золотистую головку и румяные щеки Гали.

Галя взглянула и замерла — прислонившись веточками к стене дома, стояло крохотное дерево. Оно было голубое, прозрачное, нежное, словно подернутое тонким дымком. У Гали гулко забилось сердце, и удивительная красота вошла в нее и до отказа заполнила душу...

Они посадили деревце к вечеру, когда вдруг разошлись темные облака и красноватые прохладные лучи осветили ель.

— Вот я и сделал свое последнее дело на земле, — задумчиво сказал дед.

Галя посмотрела ему в глаза и заметила, что дед Иван Петрович сильно изменился за эту поездку.

С тех пор прошли большие и хорошие годы. Дед Иван Петрович давно умер. Из далекого города приезжала красивая женщина, глазами похожая на деда. Она продала дом чужим людям, и теперь Галя ходила только в гости к своей подруге. Когда подолгу не бывало дождей, Галя поливала дерево. А зимой подсыпала к его стволу пушистый снег. Новые хозяева гордились тем, что живут в доме известного писателя, и всем рассказывали, что во всем городе только у них растет голубая ель.

А ель хорошела с каждым годом. Становилась стройнее и пушистее. Взрослела и Галя. Взрослела и не знала, что она становится похожей на свою любимицу. Все нежнее делался румянец на ее щеках, все золотистее волосы, все больше и голубее глаза. А весною уже непонятное волнение и радость поселялись в груди, томили короткими ночами и не давали заснуть.

Когда Гале исполнилось восемнадцать лет, полная сила молодой красоты наполнила ее. Она выбирала дорогу в жизни, Галя говорила своей матери:

— Я буду сажать деревья. Поэтому мне надо учиться в лесном институте. Я посажу на земле много деревьев, и обо мне останется хорошая память, как об Иване Петровиче. И о тебе будет эта память, потому что ты родила меня.

Мама улыбалась и одобряла выбор дочери.

Тот день был совсем непохож на остальные. Галя полюбила. Это был ее однокурсник, хороший и веселый юноша. Он принес ей много цветов. Они бродили по берегу и мечтали о том, как вместе будут сажать на земле деревья. Юноша говорил Гале слова, которые говорит каждый юноша своей любимой. Но ей казалось, что только к ней пришло счастье слышать такие слова и так сильно любить...

Зима пришла нарядная и солнечная. На пороге стоял Новый год, предвещая людям еще не испытанные радости. Однажды юноша сказал Гале:

— Ты — моя королева! — И грудь у Гали стеснилась от ослепительного счастья — ведь так называл ее только дед Иван Петрович, а он не умел лгать. — Королева, на Новый год я принесу тебе самый редкий подарок в мире. Ни одна девушка на свете еще не получала такого подарка...

Галя ждала встречи, очень волновалась и была такая счастливая, что у нее немного болели виски и кружилась голова. В назначенный час она пришла к обрыву на берегу реки и стояла над сверкающим льдом. Она хотела, чтобы в этот час светило солнце и небо было голубым и бесконечным. Но природа за что-то наказывала ее — налетели тучи, подул ветер. Тело ее озябло. Стало неуютно.

— Галя! — окликнул ее голос юноши. — Вот мой подарок!

Галя обернулась в радостном ожидании. Юноша стоял перед ней и улыбался, источая из глубины глаз всю свою любовь. Сильной правой рукой он держал... голубую ель! Тонкий ствол ее был небрежно обрублен, ветки жалобно свисали, роняя растаявшие снежники... У Гали перехватило дыхание! Воздух куда-то исчез, остались только темнота и ужас в голубых глазах. Тучи нависли ниже, и обрушился холодный снег. Галя взмахнула руками и, сорвавшись, побежала прочь от испуганного юноши. Она бежала, захлебываясь слезами. Снег таял на лице, и Гале казалось, что она тонет и замерзает в своих слезах. Мир стал неузнаваемым и мрачным. Галя упала на снег, и долго еще жгли ее горячие слезы. Она плакала об Иване Петровиче, о голубой ели и о своей погибшей первой любви.

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Загрузка...