Отрадненская Годзилла. Это было бы смешно, если б в этой шутке не было девяноста процентов правды...

В общем, во вторник сын ушёл в армию, вечером позвонил, сообщил: в каких он войсках, в какой части, и где его искать, если что, а так же три раза, по слогам, сказал мне: Мама, запомни и запиши там себе на обоях метровыми буквами «СУББОТА»! Телефоны нам тут дают только на выходных, на час. Поэтому в следующий раз я тебе позвоню через четыре дня, в субботу, поняла? Не в среду, не в четверг и не в пятницу, а именно в субботу. Постарайся не забыть, а то я тебя знаю: максимум в четверг утром сюда уже Путин приедет, чтобы убедиться в том, что я жив-здоров и сообщить мне, что моя мама очень волнуется.

Это было бы смешно, если б в этой шутке не было девяноста процентов правды. Но про субботу я запомнила, и ровно с 0:00 часов пятницы грустной ждулей уселась ждать Дюшиного звонка. Не, нуачо, он же сказал «в субботу», а суббота так-то уже наступила — он же точное время мне не сообщил.

До семи утра я вот так досидела, а потом свет померк, и ничего не помню.

В девять утра раздался звонок с незнакомого номера. Дураку понятно: кроме как из армии, никто и никому в девять часов утра в субботу не звонит. Не считая милиции и ГНК. Но эти обычно или в дверь звонят, или сразу её с ноги выносят.

Хватаю трубку, ору в неё: Алло! — а в трубке какая-то баба орёт мне в ответ: Здравствуйте, Лидия! Как ваше настроение?

От этой фразы у меня сразу чота все сфинктеры в организме напряглись непроизвольно, и я упавшим голосом говорю бабе: Теперь уже не очень. Случилось что-то плохое, да?

И баба так бодро: Ну почему ж сразу плохое-то? Наоборот: очень даже хорошее! У меня для вас замечательная новость, Лидия: наш новый образовательный центр изучения английского языка приглашает вас посетить наши...

И вот на этом месте, где-то в Мытищах проснулись все мытищенцы, или как там правильно они называются. Потому что они всегда просыпаются от моего знаменитого зычного голоса, когда я ору на кого-то у себя в Отрадном. Говорят, местные крестьяне называют меня «отрадненской Годзиллой» и считают, что услышать с утра мои крики — это не к добру. Правильно считают.

И вот этим своим знаменитым волшебным голосом Джельсомино я заорала в трубку: Ах ты ж скотина неприятная! Ах ты ж свинота кургузая! У тебя календаря и часов что ли нет, гадина безмозглая??? Какой ещё английский язык в девять утра в субботу?? Да даже в понедельник в девять утра, кого ты рассчитывала осчастливить своим звонком?! Я и без вашего центра прекрасно говорю по-английски, мазафака! Гоу ты в жопу, олд бич!

Вежливо попрощавшись, я тут же сунула бабу в чёрный список, и снова превратилась в унылую ждулю.

Дюша позвонил в девять вечера, сказал, что всё у него хорошо, только кормят тут не очень, и порции маленькие. Поэтому есть хочется постоянно, и теперь он ест всё, что не приколочено.

И вот тут я возликовала и напомнила ему историю пятнадцатилетней давности. Дюше тогда было пять лет, и все эти пять лет он меня доводил до белого каления своими «это я есть не буду» и «от этого меня тошнит». А в то время к моей подруге Юльке приехала в гости её молдавская свекровь, и заметив в Юлькином холодильнике пакетики с Вискасом — изумилась до невозможности. Она поверить не могла в то, что кто-то покупает за деньги специальный корм для котов! Аж переспросила три раза: Это прям вот ты в магазине покупаешь специально для своей кошки?? А она у тебя какой-то редкой породы что ли? Ты её котят по тыще долларов продаёшь? Нет? Обычная кошка с помойки??? А с что с ней тогда не так? Почему она не может есть, как все нормальные коты?

А в ответ на Юлькин вопрос: А что тогда, по-вашему, должны есть нормальные коты? — посмотрела на Юльку как на дуру, и отчеканила: В Молдавии нормальному коту замороженный пельмень кинешь — и он его на лету ртом ловит! А у вас в Москве даже коты какие-то малохольные.

Потом у нас с Юлькой на долгие годы прочно укоренилось в лексиконе выражение «молдавский кот» — как синоним слова «нищеброд». И когда Дюша устраивал мне очередной спектакль на тему «Фу, я это есть не буду, меня щас стошнит» — я нависала над ним как ведьма Гингема, и орала пророчество: Пойдёшь в армию — через неделю уже будешь как молдавский кот — замороженный пельмень на лету ртом ловить! Только кто ж тебе в армии ещё пельмень-то кинет? Горбушку тебе кинут, с барского плеча, если хорошо служить будешь! А если прям ну очень хорошо — то и колбасной жопкой могут побаловать!

И вот прошло всего каких-то пятнадцать лет, и сейчас этот мальчик, который не хотел есть отбивные из парной телятины — рассказывает мне, как после каждого завтрака, обеда и ужина набивает карманы хлебом, который не съели его боевые товарищи, потому что ему всё время хочется есть, и неважно что именно.

С одной стороны, чисто по-матерински, мне сыночка-то родного знаете как жалко? Знаете, как сразу захотелось сгрести в большую сумку всё, что есть у меня в холодильнике — и немедленно поехать в Можайск, чтоб кидать ему пельмени через забор?

А с другой стороны, моя внутренняя Гингема сейчас ликует, потому что её древнее пророчество сбылось в точности, и армия-таки сделала из Дюши на горошине — настоящего боевого молдавского кота!

Но на присягу к нему я всё равно приеду с холодильником. Яжемать!

Автор: Лидия Раевская

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Загрузка...