Проклятие невестки. Невеселая история одной бабушки

Была у меня семья. Когда-то. Сын со мной не общается, для невестки я пустым местом стала, она даже когда мимо проходит — не здоровается. Внук знать меня не хочет. Знаю, что правнучка у меня есть, полгода ей. Но я ее никогда не видела. И не увижу.

Я не могла поступить иначе! Своего сына я вырастила порядочным человеком — он ни копейки чужой не возьмет, хоть и родила его рано, мне даже 18 не было. А жена его со своей задачей не справилась — не уследила за внуком.

14 лет назад у нас в магазине, я бухгалтером там работала, сигнализация по ночам стала срабатывать. Охрана сразу выезжала, магазин — закрыт, ехали сразу ко мне — у меня ключи были. Мои — на месте. Ехали к хозяйке — она дома спала, ключи при ней.

На первый раз списали на случайность — обещали утром мастера прислать. А я утром в магазин пришла — денег в сейфе нет. Ни копейки. А там выручка за неделю лежала.

Хозяйка инвентаризацию провела — не хватало нескольких бутылок дорогого алкоголя и тройки блоков сигарет. Она написала заявление в полицию о краже, подняла на уши охранное агенство — сигнализация-то сработала.

Стали всех проверять, ключи от магазина и сейфа забрали на экспертизу — все чисто, но 34 тысячи в сейфе- как корова языком слизала. Милиция работала, свидетелей искала, шум поутих, дело так и не было раскрыто. Я была главной подозреваемой, но за меня заступилась хозяйка магазина — я работала у нее 9 лет.

В следующий раз ко мне приехали через полгода — вновь сработала сигнализация. Охранники, наученные прошлым опытом, сказали мне собираться и ехать с ними в магазин. Я живу через 2 дома от того здания, где он раньше располагался. Снова та же картина — сейф пуст, не хватает алкоголя и сигарет. Тогда и начались мои проблемы с сердцем.

Снова милиция, поиски свидетелей, ключи сданы. Были поменяны замки на самом магазине и сейф. После этого, сигнализация срабатывала каждые полторы-две недели. Я рвала на себе волосы — хозяйка хотела меня уволить.

Тогда служба охраны решила устроить засаду. Они ночами караулили около магазина. И воры были пойманы.

Когда сигнализация сработала в последний раз, они были рядом с магазином. Охрана заблокировала выход из магазина и вызвала милицию. Пока они ехали, один из воров вылез через окошко для приемки хлеба и сбежал.

Как только сигнализация сработала, мне позвонили на домашний телефон, попросили проверить ключи. Я встала и проверила сумку — ключей не было. Я стояла в коридоре и не верила своим глазам. Подергала свою входную дверь — она была открыта. Я погасила свет и стала ждать.

Через 5 минут в квартиру ворвался мой внук. Ему тогда 16 было. Увидев меня, он взмолился:

— Бабушка, не сдавай, пожалуйста! Я больше не буду! Бабуль!

У меня сердце кровью обливалось. Я набрала номер охраны и все рассказала. Сдала собственного внука. Он, поняв что я не буду его выгораживать, сбежал.

Его нашли. Да и паренек, подельник внука, не стал отпираться и сдал его с потрохами. Смысла в моем молчании не было.

Суды, возмещение ущерба — порядка 130 тысяч за восемь месяцев, мое увольнение за год до пенсии с «волчьим билетом». Проклятие невестки — после того, как в зале суда зачитали приговор — два с половиной года в колонии, она ударила меня и пожелала сдохнуть. Сын просто прошел мимо меня, не сказав ни слова. Подельнику внука дали 4 года. Именно на суде выяснилось, что внук брал ключи от моей квартиры, которые я когда-то отдала сыну на всякий случай. Он открывал мою дверь, пока я спала.

Забирал ключи, бежал к магазину, где его ждал подельник, они открывали помещение. Один забирал деньги из сейфа, второй — алкоголь и сигареты. На все про все уходило несколько минут. Внук знал, где мой кабинет — не раз бывал у меня на работе. Потом магазин закрывался, подельник скрывался с деньгами и взятым товаром, внук бежал ко мне и отдавал ключи. Подкинув ключи, он пережидал этажом выше. Потом они встречались, ходили по саунам, бросали деньги в прохожих, складывая из них самолетики. Развлекались, как могли, на украденные средства.

Сын с женой не открывали мне дверь, не брали трубку. «Ты для нас умерла.»

Мне 68 лет. Я живу одна. За все это время, внук был у меня один раз — пару лет назад. Он спросил, согласна ли я искупить свою вину перед ним — отдать ему свою квартиру и согласиться на дом престарелых.

В чем моя вина? Разве я его воспитывала? Разве я научила его проникать по ночам в мою квартиру и воровать ключи от магазина, грабя его?

Я отказалась. Тогда он пожелал мне сдохнуть в одиночестве. И добавил:

— Все равно отец мне твою хату отдаст. Дело времени.

Разве можно винить кого-то в своих ошибках? Я их простила. И сына, его семья для него — главное, значит я правильно его воспитала. И невестку простила — она сама мать, не могла отреагировать иначе. Я простила внука. Нашла в себе силы.

Одного хочу — чтобы его пожелание поскорее исполнилось.

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Загрузка...